Приказ 818 мз ссср

Решение № 2-3953/2015 2-3953/2015

М-3750/2015 М-3750/2015 от 29 сентября 2015 г. по делу № 2-3953/2015

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

29 сентября 2015 года г. Чебоксары

Ленинский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики в составе: председательствующего судьи Шопиной Е. В., с участием представителя истца Исаевой Е. В. Андронова Е. М., представителей ответчика Павлова А. А., Конновой М. В., Степанова В. Г., представителя третьего лица Федерального медико-биологического агентства Воробьевой Н. В., при секретаре судебного заседания Якушевой Г. Р., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Исаевой Е.В. к Бюджетному учреждению Чувашской Республики «Республиканская детская клиническая больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики о признании незаконным и отмене приказа о применении дисциплинарного взыскания, взыскании стимулирующих выплат, процентов за нарушение срока выплаты стимулирующих выплат, компенсации морального вреда

Исаева Е. В. обратилась в суд с иском к Бюджетному учреждению Чувашской Республики «Республиканская детская клиническая больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики о признании незаконным и отмене приказа о применении дисциплинарного взыскания, взыскании стимулирующих выплат, процентов за нарушение срока выплаты стимулирующих выплат, компенсации морального вреда по следующим основаниям.

Она работает в должности —— отделения детской онкологии и гематологии БУ ЧР «Республиканской детской клинической больницы Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики. Приказом № 26 от 23 марта 2015 года, с которым истица ознакомлена 26 марта 2015 года, она была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора и лишена стимулирующих выплат за февраль 2015 года. В качестве основания для издания оспариваемого приказа указаны докладная записка заместителя главного врача по медицинской части В. Г. Степанова от 03.03.2015 года и акт о проведении служебной проверки от 13 марта 2015 года.

Приказ истица считает незаконным по следующим основаниям.

В соответствии со ст. Часть III > Раздел VIII. Трудовой распорядок. Дисциплина труда > Глава 30. Дисциплина труда > Статья 192. Дисциплинарные взыскания’ target=’_blank’>192 ТК РФ дисциплинарное взыскание может налагаться только за ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него должностных обязанностей. Конкретные должностные обязанности, ненадлежащее исполнение которых приказом вменяется в вину истцу указаны в акте проведения служебной проверки от 13 марта 2015 года, в котором указано, что истицей ненадлежащим образом исполнены п.п. 1.3., 2.1 должностной инструкции врача-гематолога от 15 апреля 2013 года, п.п.п 1.1.,1.2.1,1.2.3 дополнения к должностной инструкции от 14.01.2014 года. В подтверждение изложенных в акте выводов приводятся ссылки на записи в историях болезни ряда пациентов, квалифицированные работодателем как нарушения.

В отношении ФИО4 в качестве нарушения указано на отсутствие в медицинской карте пациентки обоснования заявки на эритроцитарную массу, а также сведений о фамилии и расписании работы ответственного за проведение интраоперационных гемотрансфузий при выполнении плановых оперативных вмешательств. Однако указание в медицинских картах обоснования заявок на эритроцитарную массу не требуется ни Федеральным законом Российской Федерации «О донорстве крови и её компонентов» № 125-ФЗ от 20.07.2012 года (далее – Федеральный закон № 125-ФЗ), ни приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации № 363 от 25 ноября 2002 года «Об утверждении инструкции по применению компонентов крови»(далее – приказ № 363), ни приказом Минздрава России «Об утверждении правил клинического использования донорской крови и (или) её компонентов» № 183н от 02.04.2013 года (далее – приказ № 183н), ни приказом Минздрава России «О порядке предоставления информации о реакциях и об осложнениях, возникших у пациентов в связи с трансфузией (переливанием) донорской крови и (или) её компонентов № 348н от 03.06.2013 года (далее – приказ № 348н)., ни Приказом о совершенствовании трансфузиологической помощи и мерах по профилактике посттрансфузионных осложнений в БУ «Республиканская детская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии № 113 от 02.06.2014 года (далее – приказ № 113). Приказом № 183н установлены только требования к документации, подлежащей оформлению после проведения трансфузии (п.18), при этом формы документов, подлежащих оформлению, носят рекомендательный характер.

Отсутствие в медицинской карте ФИО4 сведений о фамилии и расписании работы ответственного за проведение интраоперационных гемотрансфузий при выполнении плановых оперативных вмешательств не может являться существенным нарушением, так как внесение таких сведений не требуется в силу прямого указания приказа № 113. Внесение таких сведений необходимо, когда трансфузия донорской крови и (или) её компонентов была проведена. В отношении ФИО4 такая процедура при проведении оперативного вмешательства не проводилась.

Таким образом, в отношении пациентки ФИО4 истицей не было допущено нарушения нарушений каких-либо норм законодательства и локальных нормативных актов работодателя допущено не было.

В отношении пациентки ФИО19 в качестве нарушения указано несоблюдение хронологии записей Однако в связи с отсутствием четких методологических требований, имеющий общеобязательный характер в отношении порядка размещения протоколов трансфузий в медицинских картах пациентов указанное нарушением не является и не может быть истолковано как ненадлежащее исполнение должностных обязанностей.

Имеющиеся в акте сведения об оформлении заявки на эритроцитарную массу 17 января 2015 года не соответствуют действительности, так как 17 января 2015 года является выходным днем, и заказ не мог быть сделан в силу установленного режима работы станции переливания крови.

В отношении пациентки ФИО5 работодатель сознательно искажает фактические обстоятельства – названная пациентка была выписана 19 января 2015 года, но 22 января 2015 года была повторно госпитализирована. В связи с этим заявка на эритроцитарную массу была подана 24 января 2015 года, что также не противоречит требованиям каких-либо нормативных актов.

Остальные факты, указанные в акте как нарушения, не представляют общественной опасности, так как не влекут каких-либо негативных последствий, не нарушают права государства, работодателя либо пациентов, носят исключительно формальный характер.

Таким образом, указанные факты не являются нарушением названных в приказе пунктов должностной инструкции и оснований для применения дисциплинарного взыскания у работодателя не имелось.

Принимая во внимание, что истица выполняет работу в сфере здравоохранения, в которой сохранение жизни и здоровья пациентов является приоритетной целью, обоснованность создания запасов крови и её компонентов для пациентов ФИО4, ФИО19, ФИО5, учитывая их диагнозы, не вызывает сомнения. Отсутствие запасов крови и её компонентов для указанных пациентов грозило бы наступлением тяжелых последствий для жизни и здоровья пациентов. Попытка работодателя применить к истице наказание по формальным признакам и, по мнению истицы, за неиспользование заказанных запасов крови и её компонентов при лечении пациентов, свидетельствует о циничном подходе работодателя, так как проведение трансфузий в отношении пациентов является вынужденной мерой, по опасности последствий сопоставимой с оперативным вмешательством.

Таким образом, указанные в акте обстоятельства, изложенные работодателем как допущенные истицей нарушения, недостаточны для применения мер дисциплинарного взыскания, и оснований для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности не имелось.

Незаконными действиями работодателя по привлечению к дисциплинарной ответственности истице причинен моральный вред, который выразился в нравственных и физических страданиях (связанных с ухудшением состояния здоровья вследствие нервного напряжения), компенсацию которого в размере —— истица просила взыскать с ответчика.

В ходе производства по делу в связи с предоставлением ответчиком документов о показателях критериев оценки эффективности труда работников учреждения истица требования в части взыскания стимулирующих выплат уточнила, дополнила период взимания процентов и окончательно просила суд: признать незаконным и отменить приказ о применении дисциплинарного взыскания, взыскать с ответчика стимулирующие выплаты за качество выполненных работ за февраль 2015 года в сумме 14 190 руб., проценты за несвоевременную выплату стимулирующих выплат за период с 6 марта 2015 года по 30 июля 2015 года в сумме 678 руб.99 коп. и далее по день фактического расчета включительно, компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.( л.д. 175-176).

В судебном заседании истица не участвовала.

Представитель истицы Андронов Е. М. исковые требования поддержал по основаниям, изложенным в исковом заявлении. В дополнительных письменных пояснениях по исковому заявлению указал на пропуск ответчиком установленного ст. Часть III > Раздел VIII. Трудовой распорядок. Дисциплина труда > Глава 30. Дисциплина труда > Статья 193. Порядок применения дисциплинарных взысканий’ target=’_blank’>193 ТК РФ месячного срока на привлечение истицы к дисциплинарной ответственности – из актов о списании и уничтожении компонентов крови, указанных в акте служебной проверки, следует, что они утверждены без объяснительных записок врача, заказавшего гемотрансфузионные среды. Таким образом об отсутствии объяснительных записок работодателю было известно в даты составления актов, как и было известно в эти даты о необоснованности заявок на компоненты крови.

Представители ответчика Павлов А. А., Коннова М. В., Степанов В. Г. исковые требования не признали, указав на законность оспариваемого приказа и отсутствие оснований для стимулирования истицы за качество выполнения работ и взыскания процентов. Указали, что ответчиком не допущены незаконные действия при применении дисциплинарного взыскания, в связи с чем отсутствуют и основания для взыскания компенсации морального вреда.

Представитель третьего лица Межрегионального управления № 29 Федерального медико-биологического агентства Воробьева Н. В. указала, что в ходе проверки ответчика были выявлены нарушения, которые на настоящее время устранены, указала на необходимость обоснования гемотрансфузии в медицинской документации.

Представитель третьего лица ГИТ в ЧР в судебное заседание не явился.

Суд, заслушав доводы сторон, исследовав письменные доказательства, приходит к следующему.

В соответствии с положениями ст. Часть III > Раздел VIII. Трудовой распорядок. Дисциплина труда > Глава 30. Дисциплина труда > Статья 192. Дисциплинарные взыскания’ target=’_blank’>192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание; 2) выговор; 3) увольнение по соответствующим основаниям. При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В соответствии с разъяснениями, приведенными в п. 53 Постановления Пленума верховного суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 при рассмотрении дел о применении дисциплинарных взысканий работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи Часть III > Раздел VIII. Трудовой распорядок. Дисциплина труда > Глава 30. Дисциплина труда > Статья 192. Дисциплинарные взыскания’ target=’_blank’>192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

В соответствии с п. 35 названного Постановления при рассмотрении дела об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

Из материалов гражданского дела следует, что истица состоит в трудовых отношениях с ответчиком по должности ——

Приказом № 62 от 24 марта 2015 года «О применении дисциплинарного взыскания» истице объявлен выговор в связи с выявленными фактами ненадлежащего исполнения должностных обязанностей. В обоснование приказа положены докладная записка заместителя главного врача по лечебной части ФИО9 от 3 марта 2015 года, акт о проведении служебной проверки от 13 марта 2015 года, акт о проведении служебной проверки от 13 марта 2015 года

В служебной записке заместителя главного врача по лечебной части ФИО9 от 3 марта 2015 года указано, что несмотря на неоднократные устные требования с его стороны и со стороны ответственного за трансфузиологическую службу учреждения ФИО11 систематически допускаются нарушения ч. 6 ст.16 Федерального закона от 20 июля 2012 года № 125-ФЗ «О донорстве крови и её компонентов», постановления Правительства Российской Федерации от 26.01.2010 года № 29 «Технический регламент о требованиях безопасности крови, её продуктов, кровозамещающих растворов и технических средств, используемых в трансфузионно-инфузионной терапии», приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 19 июля 2013 года № 478н «Об утверждении норматива запаса донорской крови и (или) её компонентов, а аткже порядка его формирования и расходования, пунктов 1.2, 5.2.1, 8.1 приложения № 2 (Обязанности врача по отношению к каждому пациенту, нуждающемуся в трансфузии) приказа БУ «Республиканская детская клиническая больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашии от 02.06.2014 года № 113 «О совершенствовании трансфузиологической помощи и мерах по профилактике посттрансфузионных осложнений в РУ «Республиканская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии, пунктов 2.2,2.3 приказа БУ «Республиканская детская клиническая больница Минздравсоцрзвития Чувашии от 09.06.2014 года № 119 «Об утверждении норматива запаса донорской крови и(или) её компонентов, а также порядке его формирования и расходования в БУ «Республиканская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии, а именно, сотрудники отделения необоснованно производят заказ крови и (или) её компонентов непосредственно в БУ «Республиканская станция переливания крови» Минздрвсоцразвития Чувашии (не централизованно), тем самым нарушая сформированный запас донорской крови и(или) её компонентов, а также порядка его формирования и расходования. в связи с этим ответственное лицо за формирование запаса, хранение, порядок расходования вынуждено утилизировать донорскую кровь и(или) её компоненты по истечении срока годности, что говорит о необоснованности назначения препаратов крови. Просил объявить выговор заведующему отделением ФИО12, врачам отделения Исаевой Е. В., ФИО13

Из содержания акта о проведении служебной проверки следует, что данная проверка произведена на основании приказа работодателя от 04.03.2015 года № 46 на предмет проверки достоверности сведений, изложенных в служебной записке заместителя главного врача ФИО9 от 3 марта 2015 года. По результатам оценки названной докладной записки, объяснений заведующего отделением детской онкологии и гематологии ФИО12, врачей-гематологов ФИО13 и Исаевой Е. В., медицинской сестры приемно-диагностического отделения ФИО14, актов за №№ 1-8 о списании и уничтожении крови, составленных в период с 22 января 2015 года по 25 февраля 2015 года, журнала регистрации поступлений и выдачи компонентов и препаратов крови в структурные подразделения, журнала регистрации заявок на компоненты крови, медицинских карт стационарных больных ФИО15, ФИО16, ФИО19, ФИО17, ФИО5, комиссия пришла к выводу о ненадлежащем исполнении истицей п.п. 1.3., 2.1 должностной инструкции врача-гематолога от 15 апреля 2013 года, п.п.п 1.1.,1.2.1,1.2.3 дополнения к должностной инструкции от 14.01.2014 года. Комиссия указала на следующие нарушения.

В истории болезни ФИО4 указано, что эритроцитарная масса для неё была заказана 28 декабря 2014 года, поступила в тот же день. 29 декабря 2014 года пациентке проведена операция. в соответствии с п.5.5 приказа БУ «Республиканская детская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии от 02.06ю2014 года № 113 «О совершенствовании трансфузиологической помощи и мерах по профилактике посттранфузионных осложнений в РУ «Республиканская детская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии при выполнении плановых оперативных вмешательств должны быть назначены врачи, ответственные за проведение интраоперационных гемотрансфузий, с указанием фамилии и расписании работы на день, что в медицинской карте пациентки не отражено. Из объяснительных записок ФИО12, ФИО13, Исаевой Е.В. следует, что заявка на эритроцитарную массу была сделана в связи с высоким риском интраоперационного кровотечения, однако в медицинской карте пациентки отсутствует обоснование денной заявки. поступившая эритроцитарная масса утилизирована.

В истории болезни ФИО19 обоснована заявка на эритроцитарную массу, которая поступила 13.01.2015 года. в листе назначения отражено назначение трансфузии 14 января 2015 года и выполнение процедуры, дата выполнения в листе назначений не указана. Протокол трансфузии донорской крови и её компонентов в медицинской карте присутствует. Повторно эритроцитарная масса была заказано 15.01.2015 года, поступила в тот же день, но отделением затребована не была. В листе назначений назначение трансфузии и её выполнение не отражены. Эритроцитарная масса утилизирована (акт № 4 от 11.02.2015 года). далее эритроцитарная масса была заказана 16 января 2015 года, поступила в БУ «Республиканская детская клиническая больница» в тот же день, отделением затребована не была. в листе назначений назначение трансфузии и её выполнение не отражены. Эритроцитарная масса утилизирована (акт № 5 от 12.02.2015 года). В объяснительных записках Исаевой Е. В. и ФИО12 указано, что 17 января 2015 года также была сделана заявка на эритроцитарную массу, в журнале регистрации заявок заявка не зафиксирована, трансфузия была проведена 19 января 2015 года, назначение и его выполнение в листе назначений отражены. протокол трансфузии донорской крови и (или) её компонентов в медицинской карте имеется. Хронология записей в медицинской карте не соблюдена, протокола трансфузии наклеены в начале медицинской карты, до первичного осмотра врача-гематолога.

По пациентке ФИО5 отражена утилизация эритроцитарной массы (акт № 7 от 19.02.2015 года, заказанной для данной пациентки. Однако эритроцитарная масса была заявлена 24.01.2015 года, то есть, после выписки указанной пациентки.

В медицинских картах ФИО15, ФИО18, ФИО17 отсутствуют обоснования заявок компонентов крови и необходимости их трансфузии.

К актам о списании и уничтожении компонентов крови отсутствуют объяснительные записки врача, заказавшего данную гемотрансфузионную среду, с указанием причин неиспользования гемотрансфузионной среды, что является неисполнением п. 8.1 приказа БУ «Республиканская детская клиническая больница» МЗиСР ЧР от 02.06.2014 года № 113.

По акту № 5 от 12.02.2015 года (пациент ФИО19) о списании и уничтожении компонентов крови объяснения не представлены.

Таким образом, комиссией выявлены факты ненадлежащего исполнения должностных обязанностей сотрудниками отделения детской онкологии и гематологии. В отношении истицы — ненадлежащее исполнение пунктов 1.3, 2.1 должностной инструкции от 15 апреля 2013 года, пунктов 1.1,1.2.1, 1.2.3 дополнения к должностной инструкции от 14.01.2014 года. Рекомендовано объявить выговор трем сотрудникам, в том числе, истице и лишить её стимулирующих выплат за февраль 2015 года.

В п. 1.3 должностной инструкции истицы указано, что врач-гематолог отделения в своей работе руководствуется положением об онкогематологическом отделении, приказами, инструктивно-методическими указаниями, распоряжениями руководства БУ «Республиканская детская клиническая больница», уставом, настоящей должностной инструкцией и действующим законодательством.

Пунктом 2.1 инструкции предусмотрено, что врач-гематолог квалифицированно и своевременно исполняет приказы, распоряжения и поручения руководства учреждения, а также нормативно-правовые акты по своей профессиональной деятельности

Пунктом 1.1 дополнения к должностной инструкции предусмотрено, что врач-гематолог обязан неукоснительно выполнять действующие приказы, инструкции и методические рекомендации по переливанию крови, её компонентов, препаратов и кровезаменителей

Пунктом 1.2.1 Дополнения предусмотрено, что врач-гематолог несет ответственность за обоснованность каждой трансфузии, её соответствие признакам.

Пунктом 1.2.3 Дополнения предусмотрено, что врач-гематолог несет ответственность за своевременность и качество заполнения трансфузионных листов (протоколов трансфузий)

Анализируя доводы стороны истца об отсутствии оснований для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности, суд приходит к следующему.

Отсутствие в медицинских картах пациентов ФИО4, ФИО18, обоснования заявок на эритроцитарную массу, а также отсутствие обоснования в медицинских картах, указанных в акте служебного расследования обоснования гемотрансфузий, отсутствие в медицинской карте ФИО4 сведений о фамилии и расписании работы ответственного за проведение интраоперационных гемотрансфузий при выполнении плановых оперативных вмешательств является нарушением вышеупомянутого приказа ответчика № 113, предписывающего выполнение данных операций.

Несоблюдение хронологической последовательности записей в медицинской карте пациента ФИО19 является нарушением п. 20 приложения № 3 к Техническому регламенту «Об утверждении технического регламента о требованиях безопасности крови, ее продуктов, кровезамещающих растворов и технических средств, используемых в трансфузионно-инфузионной терапии», предусматривающего в п. 20, что прослеживаемость донорской крови и ее компонентов должна обеспечиваться маркировкой объекта идентификации с последовательной регистрацией необходимых данных о донорах, донациях, расходных материалах, выполнении работ и об исполнителях работ.

Кроме того, суд учитывает, что данное нарушение отмечено в акте проверки ответчика специалистами Федерального медико-биологического агентства, в целях устранения нарушения данного требования Регламента 10 июня 2014 года ответчику было направлено предписание Федерального медико-биологического агентства.

В целях выполнения предписания ответчиком был издан приказ № 121 «О выполнении предписания по устранению нарушений обязательных требований в сфере донорства крови и её компонентов в БУ «Республиканская детская клиническая больница» Минздравсоцразвития Чувашии», которым ответственность за исполнение данной части предписания была возложена на врачей отделения детской онкологии и гематологии.

Доводы стороны истца об отсутствии нормативных актов, регламентирующих необходимость хронологической последовательности внесения записей в медицинскую документацию не принимаются судом во внимание по следующим причинам.

Большинство форм первичной медицинской документации было утверждено Приказом Минздрава СССР от 04.10.1980 N 1030 «Об утверждении форм первичной медицинской документации учреждений здравоохранения». Приказ N 1030 был отменен Приказом Минздрава СССР от 05.10.1988 N 750, но до настоящего времени новые учетные формы не были утверждены, поэтому большая часть медицинских учреждений продолжает использовать формы, установленные Приказом N 1030. Правомерность использования недействующего законодательства подтверждается письмом Минздравсоцразвития России от 30.10.2009 N 14-6/242888, в котором ссылкой указана соответствующая рекомендация Министерства здравоохранения. Некоторые формы были утверждены другими документами, такими как Приказ Минздравсоцразвития России от 22.11.2004 N 255 «О Порядке оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам, имеющим право на получение набора социальных услуг» и Приказ Минздравсоцразвития России от 14.03.2007 N 169 «Об утверждении учетной формы N 030-Л/у «Карта гражданина, имеющего право на получение набора социальных услуг, по учету отпуска лекарственных средств».

Общие требования к ведению первичной медицинской документации были регламентированы Типовой инструкцией к заполнению форм первичной медицинской документации лечебно-профилактических учреждений, утвержденной Минздравом СССР от 20.06.1983 N 27-14/70-83 с изменениями, внесенными Приказами Минздрава СССР от 31.12.1987 N 1338 «О введении новой формы медицинской карты амбулаторного больного», от 25.01.1988 N 50 «О переходе на новую систему учета труда врачей стоматологического профиля и совершенствовании формы организации стоматологического приема». Приказ N 1338 фактически утратил силу с изданием Приказа Минздравсоцразвития России от 22.11.2004 N 255, а Приказ N 50 отменен Приказом Минздравсоцразвития России от 12.11.2009 N 893. Но имеется действующий в настоящее время Приказ Минздрава России от 09.06.1986 N 818 «О мерах по сокращению затрат времени медицинских работников на ведение медицинской документации и упразднении ряда учетных форм», применение некоторых положений которого может повлечь иногда негативные правовые последствия как для медицинских организаций, так и для медицинского работника. Пунктом 5.4.1. которого предусмотрено, что при заполнении «Медицинской карты стационарного больного»: протоколы записей консультантов должны вестись кратко с указанием патологических изменений и рекомендуемых назначений; ведение врачом дневников (данные динамического наблюдения) должно осуществляться по необходимости, в зависимости от состояния больного, кратко и четко, но не реже 3-х раз в неделю, за исключением находящихся в тяжелом состоянии или в состоянии средней тяжести; детям до 3-х лет дневники заполняются ежедневно.

Указанные в акте нарушения порядка ведения медицинской документации в части хронологической последовательности записей, обоснования заявок на трансфузиологические среды являются существенными нарушениями, влекущими искажение данных первичной медицинской документации, которая используется для получения полной и достоверной информации о пациенте, доступности качественной медицинской помощи, а также для решения ряда других вопросов организации ее оказания. Данные сведения необходимы для организации лечебно-диагностического процесса, мониторинга за состоянием здоровья пациентов, для проведения контроля его внутреннего качества. Первичная медицинская документация — это юридический документ (ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 55. Доказательства’ target=’_blank’>55, ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 71. Письменные доказательства’ target=’_blank’>71 ГПК РФ, ст. Часть 1. Общие положения > Раздел III. Доказательства и доказывание > Глава 10. Доказательства в уголовном судопроизводстве > Статья 74. Доказательства’ target=’_blank’>74, ст. Часть 1. Общие положения > Раздел III. Доказательства и доказывание > Глава 10. Доказательства в уголовном судопроизводстве > Статья 81. Вещественные доказательства’ target=’_blank’>81 УПК РФ), поэтому является письменным доказательством в суде при урегулировании конфликтов между врачами и пациентами, а также первичным документом при формировании финансовых документов по оплате медицинской помощи. Первичная медицинская документация, независимо от ее формы, используется при осуществлении ведомственного и вневедомственного контроля качества медицинской помощи.

Поэтому судом не принимаются во внимание доводы стороны истца о формальном характере указанных нарушений.

Таким образом, истицей допущено ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, и у работодателя имелись основания для привлечения её к дисциплинарной ответственности.

Порядок привлечения истицы к дисциплинарной ответственности ответчиком не нарушен.

Она привлечена к ответственности в установленный срок — ненадлежащее исполнение должностных обязанностей истицей и характер нарушений были выявлены в ходе проведения служебной проверки по докладной заместителя главного врача ФИО9 от 3 марта 2015 года. Доводы стороны истца о том, что при утверждении актов о списании и уничтожении компонентов крови ФИО9 было известно об отсутствии объяснений врачей о причинах неиспользования компонентов крови, не принимаются судом во внимание, поскольку, как следует ил объяснений представителей ответчика в суде и в письменном отзыве, ФИО9 в устной форме предлагал истице предоставить эти объяснения, и при их непредоставлении была написана докладная записка. Кроме того, в докладной записке указывалось на иные нарушения, чем те, которые были выявлены в ходе служебной проверки и за которые истица привлечена к ответственности – в частности, нарушения в части хронологии записей, а также отсутствие назначений трансфузии в листе назначений, отсутствие указания на лиц, ответственных за проведение интраоперационных гемотрансфузий. То есть, выявление всего комплекса нарушений, указанных в акте проверки, оценка и определение степени вины каждого из лиц, в отношении которых проводилась служебная проверка, стало возможным лишь в ходе проведения служебной проверки.

Истице было предложено дать объяснения по существу нарушений. В своих объяснениях от 5 марта 2015 года истица указала на отсутствие нарушений в её действиях. Акт служебной проверки был утвержден 13 марта 2015 года, а оспариваемый приказ издан 24 марта 2015 года.

Следовательно, не имеется правовых оснований для признания приказа о применении дисциплинарного взыскания незаконным и его отмены, и суд отказывает истице в этой части её требований.

Оценивая доводы истицы о взыскании стимулирующих выплат, суд приходит к следующему.

Ст. Часть III > Раздел VI. Оплата и нормирование труда > Глава 20. Общие положения > Статья 129. Основные понятия и определения’ target=’_blank’>129 ТК РФ Заработная плата (оплата труда работника) — вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Часть вторая утратила силу с 1 сентября 2007 года. — Федеральный закон от 20.04.2007 N 54-ФЗ.

Тарифная ставка — фиксированный размер оплаты труда работника за выполнение нормы труда определенной сложности (квалификации) за единицу времени без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Оклад (должностной оклад) — фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Базовый оклад (базовый должностной оклад), базовая ставка заработной платы — минимальные оклад (должностной оклад), ставка заработной платы работника государственного или муниципального учреждения, осуществляющего профессиональную деятельность по профессии рабочего или должности служащего, входящим в соответствующую профессиональную квалификационную группу, без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Статьей ст. Часть III > Раздел VI. Оплата и нормирование труда > Глава 21. Заработная плата > Статья 135. Установление заработной платы’ target=’_blank’>135 ТК РФ предусмотрено, что заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Из содержания трудового договора истицы следует, что ей установлен должностной оклад и надбавка.

Пунктом 6.1.10. коллективного договора, действующего у ответчика, предусмотрено, что выплаты стимулирующего характера за качество выполняемых работ осуществляются по решению работодателя по результатам оценки выполнения утвержденных критериев и показателей деятельности каждого работника в пределах фонда оплаты труда за счет всех источников финансирования

Положением об оплате труда работников учреждения, получающим стимулирующие выплаты за качество работ от 3 декабря 2013 года в разделе «Критерии оценки работы врача стационарного отделения, врача амбулаторно-поликлинического отделения с дневным стационаром» предусмотрено, что по результатам проведения ведомственных и вневедомственных проверок и выявления дефектов по оформлению медицинской документации по обследованию, лечению, независимо от суммы наложенного штрафа, виновные лица полностью лишаются стимулирующих выплат.

Из совокупности указанных норм следует, что стимулирующие выплаты не являются обязательной частью заработной платы истицы. И, учитывая, что истица привлечена к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей, у работодателя имелось основание не начислять истице указанные выплаты, и её требования о взыскании этих выплат и процентов в соответствии с положениями ст. Часть III > Раздел XI. Материальная ответственность сторон трудового договора > Глава 38. Материальная ответственность работодателя перед работником > Статья 236. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику’ target=’_blank’>236 ТК РФ, производное от требования о взыскании стимулирующих выплат, удовлетворению не подлежат.

Разрешения требование о взыскании компенсации морального вреда, суд приходит к следующему.

В данном случае незаконных действий ответчика при привлечении истицы к дисциплинарной ответственности и лишении стимулирующих выплат за качество работы за февраль 2015 года не установлено. Поэтому оснований для компенсации морального вреда не имеется.

Исходя из изложенного суд отказывает истице в удовлетворении её исковых требований в полном объеме.

В удовлетворении исковых требований Исаевой Е.В. к Бюджетному учреждению Чувашской Республики «Республиканская детская клиническая больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики о признании незаконным и отмене приказа о применении дисциплинарного взыскания, взыскании стимулирующих выплат, процентов за нарушение срока выплаты стимулирующих выплат, компенсации морального вреда отказать в полном объеме.

На решение могут быть поданы апелляционные жалобы в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в течение месяца со дня принятия решении судом в окончательной форме через Ленинский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики.

Мотивированное решение суда составлено 15 октября 2015 г.

sudact.ru

Закрыть меню